Российский Центр PADI Российский Центр PADI
PADI - Российский Дистрибутерский Центр PADI - Российский Дистрибутерский Центр PADI - Российский Дистрибутерский Центр
Российский Центр PADI

 Новости PADI



12 июля 2012 г.

Поделиться:


Встречи с интересными людьми: интервью с космонавтом Антоном Шкаплеровым!

Наступило прекрасное, хоть и ранее утро, а прекрасным оно стало потому, что именно сегодня мы приехали в Звёздный городок, где живут и работают космонавты, где и состоялась встреча с инструктором по подготовке космонавтов, инструктором PADI Валерием Несмеяновым, который, в свою очередь, познакомил нас со своим учеником, профессионалом PADI, побывавшем в космосе, – с российским космонавтом Антоном Шкаплеровым. С Антоном мы смогли обстоятельно побеседовать в знаменитом баре отряда космонавтов, где до нас побывали как покорители космоса, так и представители высшего эшелона власти.

Ниже на фото Антон Шкаплеров (слева) и Валерий Несмеянов в баре отряда космонавтов.

 

У дайвинга и космоса есть много общего!

– Антон, всё дайверское сообщество напряжённо следило за вашим полётом (он длился с 14 ноября 2011 года по 28 апреля 2012 г. - прим. авт). Первый вопрос будет сразу о дайвинге и космосе. Есть что-то общее между выходом в открытый космос и гидроневесомостью, которая наблюдается в дайвинге?

–  Да, конечно, комплекс гидролаборатория построен специально для тренировок по выходу в открытое космическое пространство. Сначала я проходил водолазную подготовку, после успешного прохождения курса мне, как военнослужащему, присвоили квалификацию офицер-водолаз. После подготовки в лёгководолазном снаряжении, я приступил к тренировкам в скафандре.

– Получается, что ваше первое погружение было совершенно по работе?

– Как раз нет. Я родился и вырос в Балаклаве (Крым, Севастополь) поэтому, что такое вода, я знаю  с детства. Я очень люблю нырять, в детстве я просто плавал с маской и трубкой. Позже, уже будучи более взрослым, я начал нырять с аквалангом, это было ещё в школе, а, придя в отряд космонавтов, я начал готовиться профессионально. И когда появилась возможность пройти подготовку по системе PADI , то  я её прошёл, сдал теорию и практику, и дошёл до уровня дайвмастера PADI.

– Вы планируете стать инструктором?

– В будущем – да, это вполне возможно, но на это нужно время, но так как я пока не собираюсь никого обучать, то это случится ещё нескоро.

– Где вам больше всего нравится нырять?

– В основном я нырял на Чёрном море, за границей я погружался в Таиланде, я ездил туда отдыхать, была возможность заняться дайвингом.

 

Детская мечта сбылась...

– Вы о космосе мечтали с детства или так само сложилось?

–Это мечта была с детства, как и у любого мальчишки, я шаг за шагом к ней шёл, в начале я стал лётчиком-истребителем, это был наиболее близкий путь в космос, потом я уже пришёл в отряд космонавтов, после восьми лет успешных тренировок я первый раз слетал в космос.

– Вы ещё планируете совершить полёт?

– Да, планирую, мне только исполнилось сорок лет, для космонавта это хороший возраст, ещё можно сделать два-три полёта. Но следующий полёт случится не скоро, не раньше, чем через два-три года, сама непосредственная подготовка идёт от полутора лет.

– Вы не так давно вернулись из космоса (28 апреля – прим. автора). У вас уже закончилась реабилитация?
     – Да, уже закончилась.

– Тяжело ли возвращаться из космоса на землю в физическом плане?

Это достаточно тяжело. В зависимости от подготовки все по-разному переносят адаптацию. Самые тяжелые – первые дни, когда вестибулярный аппарат не готов к земному притяжению, у человека происходят различные сбои в организме, у него неуверенная походка, не так хороша физическая готовность. Основные мышцы мы поддерживаем в тонусе, находясь на Международной космической станции (МКС), они не совсем аморфны, но тем не менее, какое-то время после возвращения на землю нам непросто передвигаться, в начале адаптации нельзя бегать, так как это ударные нагрузки на кости.  Сейчас, когда уже прошло уже два месяца, как я прилетел, я чувствую себя прекрасно и нахожусь в хорошей форме.

– Мы знаем, что во время полёта вы тестировали «умные штаны». А что это такое?

Это специальные штаны («умными» их назвали в прессе), которые после их надевания создают напряжение в нижней части тела, тем самым за счёт перепада кровь из верхней части перемещается в ноги. А так как гравитации нет в космосе, то организм перестраивается, кровь концентрируется в верхней части тела, в ноги идёт меньше, кровь в основном идёт по малому кругу. Перед посадкой, в течение десяти дней  мы тренируемся в этих штанах, тем самым заставляя организм вспоминать, что есть ещё большой круг кровообращения, что кровь должна идти также, как и на земле, штаны нужны для профилактики. «Умными» их назвали потому, что в них не нужно вручную нужно регулировать давление, это происходит автоматически – за нас это делал планшетный компьютер: задавалась программа, ты надел штаны, включил программу и, собственно, всё.

 

На фото ниже космонавт Антон Шкаплеров и Копосова Елена, PR-менеджер Российского Центра PADI.

 

В «Что? Где? Когда?» космонавтам не подсказывают

– Вы принимали участие в съёмках известной телеигры «Что? Где? Когда?». Вам понравилось?

Да, понравилось, там очень хорошая обстановка,  это всё было интересно посмотреть не по телевизору, а вживую, к сожалению, мы не выиграли (улыбается). Это был хороший опыт, я думаю, если мы во второй раз попробуем, то у нас получится лучше.

– Сильно отличается то, что вы увидели по ту сторону экрана от телевизионной картинки?

Да, теперь у меня игра совсем по-другому ассоциируется, я понимаю, насколько тяжело там находиться за столом.

– Вам подсказывали?

Передача была приурочена к 12 апреля, я думал, что нам помогут, но нет (смеётся). Во время подготовки к игре я понял, что самое главное,  – не много читать, а развивать логику. Чтобы подготовиться к эфиру, мы где-то месяц тренировались под руководством Александра Друзья, иногда он был у нас капитаном, иногда членом команды, делился с нами различными тонкостями игры.

 

У космонавтов свободного времени нет

– Но вам по роду вашей профессии приходится постоянно отвечать на вопросы ещё в космосе. Как это обычно происходит?

Действительно, космонавты, находясь на МКС, часто ведут блоги на сайте Роскосмоса, когда они отвечают на вопросы читателей. Бывает даже, что задают технически сложные вопросы, приходится обращаться к поддержке с земли (например, писать инструктору или педагогу), чтобы ответить. Когда мы пишем ответы на вопросы, то стараемся избегать сложных терминов, чтобы было понятно обывателю, мы стараемся не залезать в научные дебри, хотя какие-то термины, конечно, используем.

– Вы лично писали эти тексты?

Да, это некоторое проведение времени, релаксация, это возможность отвлечься от основной работы.

– У вас чётко регламентированный график на МКС?

Да, у нас расписано всё поминутно: от подъёма в 6 утра до отбоя в пол десятого,  если нет ночных работ.    

– Есть ли у вас свободное время?

В принципе есть выходные – суббота и воскресенье, но это довольно условные выходные, так как в субботу мы занимаемся уборкой станции, смотрим почту, можем кому-то позвонить. Если есть свободная минута, то мы всегда хватаем фотоаппарат и стараемся сделать какие-то снимки. Я снимал родную Балаклаву,  мне даже удалось сфотографировать снежный Севастополь, что большая редкость.

– А как вы находите города: как вы понимаете, когда нужно брать фотоаппарат?

Часто ты представляешь, что и где находится,  я же летчик, я всегда найду Крым, Севастополь, конечно, Москву.

– А как определить, когда именно вы будете пролетать над нужными объектами?

Чтобы вычислить время, существует специальная программа на бортовых компьютерах, в ней время задаётся по координатам, забиваются те или иные города, условия. Например, чтобы получить хороший кадр, мы хотим сфотографировать какой-то город днём, то и это мы также можем забить в программу. Хотя бывало, что и ночью удавалось сделать интересные снимки. На день мы распечатывали проход по тем или иным объектам. Если тебя что-то интересует и в этот моменты ты свободен, то берёшь фотоаппарат и фотографируешь, а уже после посматривать фотографии и обрабатываешь, но это уже после рабочего дня либо  в выходные. Пролёт над объектом длится всего две-три минуты, поэтому сфотографировать объект не так и просто.

 

Язык мировой космонавтики – англорус

– Между собой вы общаетесь на английском языке?

Вообще язык, на котором мы общаемся, называют по-разному, по сути это смешанный язык. Я бы сказал, что это англорус. В принципе наши иностранные коллеги знают русский. Может, не все, но они стараются его выучить, потому что сейчас доставка и возвращение экипажа происходит только на российских кораблях. Английский язык считается общепринятым на станции, а вот в корабле – уже русский. Поэтому нам необходимо знать английский язык, а им – русский.

– Сложно ли общаться в ограниченном пространстве с одними и теми же людьми? Или вы привыкаете?

Я думаю, что несложно. Это зависит от самого коллектива, состав подбирается так, чтобы все были адекватные. У нас в процессе отбора в отряд космонавтов психологи работают очень интенсивно. Человек может быть с очень хорошим образованием и с хорошей физической подготовкой, но если психологи скажут, что, по их мнению, он не подходит, то его не возьмут в отряд. Сейчас молодые космонавты проходят тест в сурдокамере, то есть они сидят шесть дней одни в закрытом помещении, первые три дня они не спят, всё время работают, в комнате нет окон  и звуков, их ждёт полная тишина.

– Ничего себе! Впечатляет. А что это за работа?

В основном космонавты проходят тесты на компьютерах и проводят несложные медицинские тесты, также людям в сурдокамере даётся личное время. Потом человек снова входит в нормальный ритм, ему снова дают восемь часов сна, тут играет огромную роль психология и выносливость. Человек, помещенный в сурдокамеру, постоянно находится под наблюдением, он сидит в абсолютной тишине, общение с внешним миром происходит с помощью световых сигналов, которые идут от специальных ламп. Допустим, красная означает «да», жёлтая – «нет», зелёная – «внимание». 

– Требования от пола космонавта никак не зависят? 

Нет, более того, никаких разделений обязанностей не происходит. Со мной женщины не летали, но я знаю, что по предыдущему опыту они иногда вызывались что-то приготовить, какую-то космическую пищу – мексиканскую еду – фахитос, но это уже зависит от личного желания человека.

– Едите ли что-нибудь из тюбиков?

В тубах у нас осталась только приправа, мёд и кетчуп, а всё остальное похоже на земную туристическую еду, то есть мы используем консервы, сублимированную пищу – супы, гарниры. Сублимированная пища – пища, из которой удалена влага, например, высушенная картошка. Заполняешь такую еду горячей водой, и через 10-15 минут продукт готов (в нашем примере – пюре).

– Еда как-то же прикрепляется, чтобы она не улетала?

Конечно, в космосе надо всё крепить. Либо это специальная упаковка, либо  просто можно прикрепить обычную упаковку двусторонним скотчем.

– А бывает такое, что еда улетает и её приходится догонять?

Бывает всякое, иногда кажется, что хорошо что-то закрепил, а предмет взял и улетел. В частности, и вилки теряются,  и даже часы, но есть определённые места, где всё это потом можно найти. Это место, где находятся вентиляторы, которые «гоняют» воздух по станции, вот там всё можно найти. Если кто-то что-то потерял, то оно туда обязательно прилетит.

– Надо быть осторожнее, если кто-то обедает!

Пожалуй, но вообще в космосе намного удобнее, если человек сидит, его можно не только обойти, но и облететь. У нас на станции есть место, где достаточно тесно: там стоит стол, рядом – небольшой проход, а уже в нём беговая дорожка. Бывает так: кто-то бегает, кто-то решил чай попить, а ты летишь мимо по своим делам. В таком случае гораздо удобнее их обоих облететь сверху.

– Ничего себе! Это потрясает. Вы упомянули беговую дорожку. А дорожка стоит специально или по желанию?

Нет, она обязательна, она входит в комплекс физических тренировок. Космонавты должны тренироваться каждый день по два с половиной часа, я разбивал тренировку на два блока – час и полтора. Час: беговая дорожка, велотренажёр и полтора - на силовой тренажёр. 

– На дорожке вы перемещаетесь так же, как и на земле, или особым способом?

В целом всё происходит также, но нам приходится пристёгиваться: есть специальная сбруя, она пристёгивается натяжителем. Вдоль беговой дорожки ставишь натяжение и дальше бежишь. Дорожку можешь сам толкать в пассивном режиме, либо запускать двигатель.

– В первые дни на станции было чувство эйфории?

Конечно,  была эйфория, было счастье, осознание того, что добился, о чём мечтал, но уже через месяц я уже привык, стал спокойнее относиться к красивым видам планеты Земля, к многочисленным рассветами и закатам.

– И какая Земля из космоса?

Она очень красивая.. И даже фотографии не передают эту красоту, не те краски.

– Мы знаем, что все космонавты, находящиеся на МКС, занимаются охраной планеты. А как именно это происходит?

Мы проводим различные эксперименты. Мы из космоса можем видеть вулканы, песчаные бури,  движения ледников, следовательно, мы можем это заметить, сфотографировать. Также мы отслеживаем загрязнения, в том числе в промышленных городах, места, где есть гидро- и атомные станции (Фукусима, Чернобыль)., крупные порты, нефтяные вышки, лесные пожары. Мы всё это наблюдаем, делаем снимки и передаём их на землю, а там уже знают, куда их дальше отправить. Всё это происходит достаточно быстро. Более того, некоторое вещи, например, лесные пожары в труднодоступных местах, сложно увидеть с земли, тут уже приходим на помощь мы.

– Между прочим, вы, даже получив звание в дайвинге PADI Assistant Instructor, сможете проводить курсы по защите окружающей среды.

Было бы хорошо!

– Помимо дайвинга, у вас есть ещё хобби?

Да, я люблю рыбалку, гольф, мне нравится путешествовать.

– Вы, наверное, места ещё из космоса присматриваете?

Ну да, не без этого (улыбается).

– Часто ли получается общаться с близкими?

Да, для этого там есть спутниковый телефон, можно звонить в любую точку мира. Есть почта (Интернет). По выходные в Центре управления полётами выделяется специальное время для общения с семьёй. 

– Как в семье относились к полёту?

Эти полгода были тяжелыми для семьи, близкие нервничали, но мы всё время общались, сейчас я постоянно с семьёй.

– А семья  с дайвингом как-то связана?

Пока нет, но в будущем возможно, через какое-то время можно будет обучить старшую дочь, да и младшая уже сейчас любит плавать с маской.

– Помните свои первые ощущения от выхода в открытый космос?

Это произошло после трёх месяцев полёта, хотелось уже куда-то выйти погулять (смеётся). Вот и появилась такая возможность – выход в открытый космос. Конечно, было интересно, когда я вышел, то через скафандр увидел, какая Земля огромная, как она быстро движется. 

 – Чувство страха было?

Вообще нет. Ветер не дует, всё спокойно.

– А что-то слышно?

Только голос Земли. Всё время идёт связь, нет таких моментов, чтобы связи не было. Кроме того, у нас в скафандрах есть камера, с помощью которой на Земле видят, что ты делаешь. Есть камера, которая по станции «ходит», то есть видно тебя сбоку, со стороны, видно, что ты делаешь руками.

– Как происходит подготовка к выходу в открытый космос?

Любой вид работы, который запланирован в космосе, отрабатывается в начале на земле, проводятся три-четыре «боевые» тренировки, во время которых всё расписано по минутам – куда ты должен пойти, за какой поручень ты должен взяться. Всё это отрабатывается с инструктором, потом то же самое делается в космосе.

– В космосе тяжелее?

–  Однозначно. На земле ты можешь остановиться, тебе могут помочь, тут уже ошибок нельзя делать.

– А партнёр не может подстраховать?

Может, но не всегда есть такая возможность, он занимается своей работой, я – своей, прорабатывается каждый этап. У нас во время выхода в открытый космос была работа со стрелой. Я находился на самой стреле, мой партнёр ею управлял.

 

Во время полёта в космос можно даже голосовать!

– Во время вашего полёта в России проходили выборы…

Да, причём  мы два раза голосовали – сначала за Думу, потом за Президента.

– А как это происходит на МКС? Вам присылают бюллетень?

Нет. На земле голосует доверенное лицо - специальный человек. Мы по закрытому каналу говорили, за кого ставить галочку, он ставил, потом клал бюллетень в урну.

– А вы как-то проверяли, туда ли он галочку поставил?

Ну нет (улыбается), это ж доверенное лицо, мы ему верим.

– Бывает, что вы встречаетесь с представителями власти?

Да, и не только с ними. В этот раз мы общались с Патриархом, это было на седьмое января и на Пасху.  И, бывает, что Президент, и Премьер-министр с нами общаются, вообще 12 апреля с нами много, кто выходит на связь.

– 12 апреля (в это время Антон находился на станции)  у вас был праздничный выходной?

Нет, это был обычный рабочий день. На полгода полёта мы себе могли выбрать два праздника. У нас это был Новый год и седьмое января, так что много отдыхать в космосе не получается.

– Антон, огромное спасибо! Желаем вам успехов в вашей непростой работе! Мы будем следить за вами!

Мы с грустью прощаемся с Антоном, к сожалению, время интервью не бесконечно, но тут Валерий предлагает посмотреть тренировку космонавтов. А как откажешься, если о таком раньше никто и не  мечтал – вживую увидеть, как космонавты отрабатывают в гидролаботатории выход в открытый космос (см. фото)!?

Это было безумно интересно, мы вживую смогли увидеть рабочий процесс. Ты понимаешь, что на твоих глазах отрабатываются маневры, которые только через несколько месяцев космонавты будут совершать в открытом космосе, можно было посмотреть не только за работой космонавтов и водолазов, но и сотрудников Звёздного, которые занимаются сопровождением космонавтов на земле.

После мы идём по Звёздному городку, смотрим на романтичный памятник Юрию Гагарину с зажатой ромашкой за спиной, проходим мимо турников, на которых занимался ещё первый отряд космонавтов.

И, наконец, мы уезжаем, забрав с собой много-много позитивных эмоций и красивых кадров, из гостеприимного Звёздного, но мы ещё вернёмся!

Российский Центр PADI выражает благодарность Валерию Несмеянову за организацию интервью, за предоставленные фотоматериалы и  тёплый приём.


PADI - Российский Дистрибуторский Центр



 

. ПРОЕКТЫ PADI . . ДАЙВ-ЦЕНТРЫ . . КАРЬЕРА В PADI . . ФОТОГАЛЕРЕЯ . . НОВОСТИ КЛУБОВ . . СТАТИСТИКА . . КАК НАС НАЙТИ . . ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ .

Москва, ул. Космонавта Волкова, д. 10, офис 202, тел./факс + 7 (499) 150-34-65, +7 (499) 159-10-82, тел: +7 (495) 690-83-98, E-mail: padi@padi.ru



СОЗДАНИЕ И ПОДДЕРЖКА САЙТА - EXPLOSION. ©2001–2012.



Российский Центр PADI Российский Центр PADI