Российский Центр PADI Российский Центр PADI
PADI - Российский Дистрибутерский Центр PADI - Российский Дистрибутерский Центр PADI - Российский Дистрибутерский Центр
Российский Центр PADI

 Новости PADI



20 декабря 2011 г.

Поделиться:


Встречи с интересными людьми: интервью с Леонидом Вигдоровичем!

Представляем вашему вниманию интервью Российскому Центру PADI Председателя президиума экспертного совета по вопросам государственного регулирования производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, директора по стратегическому развитию компании «Казенка», в свободное время –  дайвера PADI Леонида Вигдоровича.

– Леонид, добрый день! Начать хочется пусть с банального, но всё же с самого важного вопроса – как вы увлеклись дайвингом?

Это называется -  «кризис среднего возраста». Первый раз я попробовал погрузиться в Египте, в  Шарм-эль-Шейхе, я там увидел дайв-центр, где мне и предложили совершить пробное погружение с аквалангом. Я согласился, со мной был местный инструктор, внешне похожий на Майка Тайсона – у него был зверский вид. Мы вместе с гидом опустились где-то метров на двадцать, погружение мне показалось захватывающих, но через некоторое время у инструктора начался приступ кашля. Я ему показываю: «Давай подниматься наверх», он мне жестами отвечает, что всё хорошо. Я его практически насильно потащил наверх, мы всплыли, он минут десять отдышался на поверхности, далее мы радостные поплыли к кораблю. Вот так я первый раз погрузился.

– И как давно вы занимаетесь дайвингом?

Несколько лет.

– Какой у вас сейчас уровень в PADI?

PADI Rescue Diver.

– Можете рассказать о самом ярком погружении?

У меня много было интересных погружений.

– Тогда расскажите о нескольких самых интересных.
Я много нырял, хотя, конечно, не так много, как более опытные дайверы, мне очень понравилось на Бали, там есть такое место - Манта пойнт, где можно поплавать среди мант. Запомнилось погружение в течениях на Мальдивах, когда мы упали на дно, прицепились ко дну крючками и около получаса, как в кино, смотрели, как рыбы с дикой скоростью проплывают мимо. Очень понравилось погружение в Мексике – в сенотах, там фантастические виды и очень красиво, понравилось погружаться на затонувшие корабли (как раз недавно я погружался в Израиле). В Египте также много различных интересных мест – «Тистлегорм», много красивых кораллов, Блю Холл. Я когда только начинал заниматься дайвингом, погружался в Блю Холле, на тот момент про Блю Холл я почти ничего не знал, а потом вернулся домой и увидел двухчасовую передачу про это место.

– Наверное, страшилка?

Да, страшилка была жуткая, если бы я всё это знал, то ещё бы подумал, стоит ли погружаться там.

– Часто ли получается найти время на занятия дайвингом?

Не очень часто, выделить на него время получается три-четыре раза в год.

– Получается, что весь отпуск вы тратите на дайвинг?

В основном да, сейчас это моё главное увлечение, поэтому если я куда-то еду, то стараюсь совмещать с дайвингом. В некоторых странах я был много раз, смотреть мне там уже нечего, поэтому я смотрю на страну из-под воды. 

– Хотели бы дальше обучиться – стать дайвмастером?

Наверное, нет, это всё-таки работа, а у меня уже есть другая работа, для меня дайвинг – это чисто хобби, также я не хочу заниматься техническим дайвингом. Я понимаю тех, кто занимается этим для работы, а вот если только для удовольствия, когда нужна обязательная декомпрессия, это накладывает очень большую ответственность для человека, надо понимать, зачем ты это делаешь.

– Кто вы по образованию?

У меня математическое образование.

– У вас достаточно универсальное образование. Для того, чтобы быть топ-менеджером, нужно ли обучаться дополнительно или вашего образования достаточно?

По моему мнению, после тридцати лет не надо учиться. Я вообще не понимаю людей, которые имеют по три-четыре высших образования, лучше получать практический опыт работы. Главное, не регалии и не карточки, здесь, как и в дайвинге, когда под водой ты находишься один-на-один с природой, с водой, которая является агрессивной средой. Какие бы ни были карточки, именно твои знания помогут уберечь тебя. И опять же можно провести аналогию дайвинга с обычной жизнью: когда у человека 10-15 погружений, он думает, что он практически бог дайвинга. Когда человек совершает пятьдесят погружений, он понимает, что он далеко не «бог дайвинга», а  когда он совершает двести погружения, то приходит осознание, что он только начинает учиться дайвингу.

– Есть ли какие-то вещи, которые вы из дайвинга привнесли в работу?

Да, такие вещи есть. Как раз совсем недавно я говорил своему партнёру по бизнесу, когда мы ехали на переговоры: «Ты себя веди, как дайвер – не суетись, успокойся. Что бы ни случилось, сохраняй спокойствие. Тебе нужно принять правильное решение и его выполнить». Как, например, в технодайвинге – даже если очень хочется всплыть, этого делать нельзя, надо всё решать на глубине. В бизнесе примерно то же самое. Дайвинг помогает даже в самой, казалось бы, критической ситуации –  успокоиться и принять правильное решение, не поддаваться панике.

– Помимо дайвинга, есть ли у вас ещё какие хобби?

Да, фридайвинг. Это очень интересное занятие, оно даёт мне очень сильное чувство радости. Максимально я погружался на 24 метра.

– Хотелось бы всё-таки с вами немного коснуться темы,  связанной с вашим основным бизнесом. Как вы считаете, есть ли в России культура питья?

Как Председатель Президиума экспертного совета по вопросам алкоголя, я считаю, что есть культура питья.  Я могу на эту тему часами разговаривать. В России культура питья отличается от культуры питья в Германии, во Франции, в Мексике. Кстати, Мексика очень похожа на России, там тоже, если отъехать от города, от туристических мест, то можно увидеть немало пьющих, как и в России, только у нас для этих целей используется водка, у них – текила. Во всех странах пьют и пьют немало. Например, в Италии не выпить за ужином бутылку вина на двоих считается дурным тоном. В Германии пьют пиво в неограниченных количествах -  у них такая культура питья. Россия – северная страна, здесь принято пить водку.

Алкоголь – это не продукт питания, это по большому счёту антидепрессант, лекарство. Если в Америке есть средства на то, чтобы ходить к психотерапевту, то в России у людей таких средств нет. Если у человека нет нормальной работы, жена пилит, дочь непонятно чем занимается, то для человека это стресс, люди пьют не для того, чтобы веселиться, а чтобы снять стресс. Если бы в России уровень жизни был выше, то я вас уверяю, пили бы меньше. Среди людей успешных, у которых гораздо меньше проблем, маленькое количество алкоголиков, пьют те, кто социально не защищён, кто находит выход в алкоголе.

– Сейчас появились законы, которые ужесточают условия продажи алкоголя. На что они направлены в первую очередь?

Законодательная деятельность  направлена на то, чтобы оградить подростков от вовлечение в употребление алкоголя. Государство не может говорить взрослому человеку, что ему делать. Если мы можем в 18 лет парня брать в армию, отправлять на войну и командовать ему «Стреляй», то говорить этому парню – пить ему или нет – неправильно, он уже сам может принять для себя это решение. Другое дело – подростки, у которых ещё не сформирована нервная система, если их правильно не воспитывают родители, то забота о них переходит на государство. Поэтому мы ограничиваем рекламу алкоголя даже, несмотря на то, что производителям алкоголя это мешает продвигать свои товары. Но Государственная Дума пошла на то, чтобы прекратить рекламу алкоголя, так как подростки могут подумать, что употреблять алкоголь – это модно и безопасно, поэтому на каждой бутылке алкоголя и каждой пачке сигарет есть предупреждения о вреде. Сейчас введена уголовная ответственность за продажу алкоголя несовершеннолетним, то есть лицам до 18 лет, так как мы учитываем, что у нас в стране высокий уровень коррупции. Когда принимаются законы, направленные на какие-то ограничения для производителя алкоголя, то, к сожалению, эти меры не работают. На практике, когда приходит проверка к недобросовестному производителю, то он даёт взятку, на этом проверка заканчивается. Что касается продажи, то тут уголовной ответственности будут подвергаться продавцы в магазинах, бармены в барах.

– Не директор?

Нет, именно продавец – тот человек, который не может откупиться, у которого просто на это нет денег. Продавец будет думать – продать бутылку водки малолетнему покупателю или нет. Хотя я никогда не видел, чтобы в ресторанах спрашивали паспорт.

– В ночных клубах спрашивают.

Ну слава Богу, в магазинах уже начали спрашивать, рестораны пока отстают.

Этот закон хорошо работает в Америке. Там, если тебе меньше 21 года, алкоголь не продадут, так как продавец боится, что это может быть подстава, что это может быть полицейский, человеку проще не продать, чем продать. Пока продавец не увидит паспорт, сам не убедится, что всё нормально, он не продаст.

– Сложно ли в России делать новую водку?

Это FMCG рынок (от англ. Fast Moving Consumer Goods – прим. авт.) – рынок товаров массового спроса, тут действуют законы экономики, которые работают во всём мире. Сложно выводить новый бренд, в том числе и безалкогольные напитки, есть старые бренды «Кока-кола» и «Пепси-кола». Существует «Столичная» и «Московская» водки, но они имеют далеко не самый большой объём продаж. В любой отрасли товаров массового спроса существуют четыре-пять основных бренда и 10-15 поддерживающих, это касается сигарет, соков, зубной пасты. Это долгий и дорогостоящий процесс, нужно развивать мощную систему дистрибуции, продвижения в торговых точках, тем более что в алкоголе запрещена  реклама.  Поэтому используются другие методы – например,  реклама в местах продаж, рассчитанная на конечного потребителя.

– Получается, что вы, работая в Думе, ограничиваете свой бизнес.

В  какой-то степени, да. У меня есть некая гражданская позиция, я понимаю, что по-другому делать просто нельзя.

Что касается дайвинга, то, по моему мнению, можно было бы сделать более строгие условия зачисления на следующую ступень обучения, ввести требование наличия 30-50 погружений текущего уровня. Нелишним бы было установление вступительного экзамена для зачисления на продвинутые уровни.

– У вас есть любимые вид дайвинга?

Мне нравится погружения на корабли. Всё-таки кораллы и рыбки везде примерно одинаковы, а корабли все очень интересные, причём каждый по-своему.

– Вы проходили курс EFR?

Да, я считаю, что это очень интересный и полезный курс, причём для всех, не только для дайверов, более того, я купил в компанию дефибриллятор после прохождения курса, он даже говорит по-русски.

Очень нужно это развивать и проводить обучение в компаниях не только среди дайверов, а среди обычных людей, эти знания очень помогут. Надо ещё, конечно, чтобы сотрудники этого захотели, но тут есть и административные методы (улыбается).

– Таким образом, если что-то случится у вас на работе, то помощь будете оказывать вы?

Да. Я, кстати, уже оказывал помощь. Это было в ночном клубе года два назад. Молодой человек, который то ли чего-то наглотался, то ли выпил слишком много, упал, потерял сознание, у него остановилось сердце, я ему делал сердечно-лёгочную реанимацию  Что с ним было дальше, я, к сожалению, не знаю, так как приехала «скорая», и я им его передал, надеюсь, что его спасли.

– И закончить хотелось бы, вернувшись к теме дайвинга. У вас уже есть определённый опыт погружений. Может, у вас есть какой-то принцип, которым вы руководствуетесь?

Чем больше ты ныряешь, чем лучше ты понимаешь, что дайвинг в удовольствие может быть при строгом соблюдении всех правил и при отработке всех навыков.

Леонид, спасибо за интересную беседу! Пожелаем вам много-много прекрасных погружений и чтобы ваши навыки EFR требовались вам как можно реже!

 

PADI - Российский Дистрибуторский Центр



 

. ПРОЕКТЫ PADI . . ДАЙВ-ЦЕНТРЫ . . КАРЬЕРА В PADI . . ФОТОГАЛЕРЕЯ . . НОВОСТИ КЛУБОВ . . СТАТИСТИКА . . КАК НАС НАЙТИ . . ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ .

Москва, ул. Космонавта Волкова, д. 10, офис 202, тел./факс + 7 (499) 150-34-65, +7 (499) 159-10-82, тел: +7 (495) 690-83-98, E-mail: padi@padi.ru



СОЗДАНИЕ И ПОДДЕРЖКА САЙТА - EXPLOSION. ©2001–2012.



Российский Центр PADI Российский Центр PADI